бадан

БАДАН,— Saxifraga GrassSfolia L., Bergenia Saxifraga Turn, чигирский чай. Дикорастущие заросли встречаются почти во всех горных районах Сибири (Алтай, Приморье, Саянские горы), как на открытых местах, так и под пологом средней сомкнутости чистых и смешанных насаждений пихты, лиственницы, кедра и березы, занимая северные, северо-восточные и северо-западные склоны. Под пологом чистых сосновых насаждений бадан не был встречен (Сердитых); крайне редко обнаруживался он и на южных склонах. В условии естественного произрастания бадан не мирится с песчаными и болотными почвами, и предпочитает хрящеватые, легко аэрируемые и в то же время богатые перегноем почвы; он редко встречается в естественных зарослях ниже 300— 400 метров над уровнем моря.
Однако, опыты искусственных посадок как в районах его произрастания, так и вне их, приводят к убеждению, что все особенности этого растения и строгости в требованиях к естественно-историческим условиям в природных условиях объясняются не его консервативными свойствами, а сравнительно более определившимися требованиями других представителей растительных формаций, характерных для ареала его распространения, в особенности альпийской луговой растительности. Может быть этим объясняется и то, что особи этого растения чрезвычайно редко встречаются одиночными представителями в растительном покрове и имеют ярко выраженную особенность занимать площади сомкнутыми групповыми вкраплениями в местные формации, также редко встречаясь большими сплошными массивами.

Бадан содержит дубильные вещества в корневище, уходящем не глубоко в подпочву, и в листьях. Среднее содержание таннидов в корневище 20— 25%, при 19— 24% нетаннидов; в листьях 17,0— 21,0% таннидов и 25— 30% нетаннидов. Отдельные экологические разности в отношении содержания дубящих веществ в листве не дают сколько- либо значительных колебаний в отношении корневищ отмечено повышение таннидности у высокогорных гольцовых форм и, в частности, в отношении горных представителей прибайкальских и кроме того культурных садовых форм.
Что бадан имеет „зело крепительное вяжущее свойство" известно давно, как и употребление его в качестве суррогата чая. Местное алтайское население знало его исстари и как дубитель. Кожевенная промышленность встретилась с этим сырьем всего лишь в начале империалистической войны, а в Европейской части СССР он известен не более 10 лет. Ресурсы этого растения, исчисляемые тысячами квадратных километров зарослей, с общим запасом свыше 1.000.000 т, умноженные на превосходное дубильное качество, в свое время (1924 —1927 гг.) создали вполне заслуженную сенсацию ему, призванному, как казалось, окончательно разрешить сырьевой вопрос в дубильно- экстрактовой промышленности.
Однако, смелые и энергичные мероприятия по сбору дикорастущих корневищ по причине разбросанности массивов бадана, полного бездорожья в ареале его распространения и при обостренном положении с рабочим вопросом— закончились единодушным убеждением в ограниченных возможностях в снабжении промышленности этим сырьем. На очередь встал вопрос о культуре данного растения.
Бадан легко размножается семенами и корневищами. Опыты с его культурой проводившиеся в течении ряда лет, доказали нерентабельность данной культуры в расчете на получение корневища; хотя последнее в естественных условиях развивается и нормально, но все же для получения продукта требовалось бы не менее 5 лет культуры, что не оправдало бы всех затраченных расходов.
Другие результаты получены в хозяйственном расчете на использование листвы. Как отмечено выше, зеленые части бадана содержат меньше таннидов и несколько пониженного качества сравнительно с корневищем. Однако, эта разница не так значительна; кроме того, расчеты на пользование листа имеют такие преимущества, которые решают окончательно и в положительную сторону вопрос о характере предстоящего баданового плантационного хозяйства.
Листья бадана одинаково положительно выносят искусственную сушку и силосование, прячем в последнем случае выявилась возможность промышленного добывания, наряду с таннидами, из силосованного сырья, высокоценного продукта— гидрохинона, импортируемого в больших количествах фотохимической промышленностью из заграницы. Работы с получением гидрохинона из силосованных листьев бадана в настоящее время закончены. Установлено, что дубящие вещества при этом ни только не утрачиваются (потеря 1 — 3%), но и облагораживаются— доброкачественность экстракта повышается до 70—75 %.
Опыты с посевами семян дали хозяйственно отрицательные результаты; сеянцы развиваются крайне медленно, вследствие чего срок от посева до поступления в эксплоатациго удлинялся почти в два раза сравнительно с посадками корневищ. Посадки частями корневищ дают возможность начать эксплоатацию с 3-го года закладки плантации. Плантация в 5.000 га может дать за десятилетие около 200.000 т. сухого листа, что на 1 га составляет в среднем 4 тонны ежегодно, что соответствует примерно 0,8 гп таннидов. По нашим подсчетам, стоимость экстракта при выработке гидрохинона понизится в несколько раз, если исходить из импортной стоимости гидрохинона. Необходимо при этом оговориться, что расчет составлен, вследствие новизны дела и непроверенности его в широких промышленных масштабах на ниже чем средних показателях опытных работ, производившихся на небольших площадках.
Расширение плантаций бадана, за 10.000 га, намеченных по плану в текущее пятилетие, связан с вопросом выбора района для культуры; требования его к почвам в условиях полевого хозяйства, хотя и имеют некоторую определенность (хрящеватые), легко аэрируемые, все же допускают широкий выбор сравнительно с поведением бадана на разных почвах в естественной среде. Мы считаем, что выбор для первой крупной плантации— Псковского округа является неудачным, так как бадан может выносить более суровые условия климата и мог бы быть без риска основной культурой где- либо в северной части Вологодского и Череповецкого округов, или же южной— Архангельского.
В соображениях селекции бадана представляет значительный интерес сообщение (Любарский) о результатах анализа листьев приморского дальневосточного бадана, повидимому Bergenia pacifica Com, где указывается на неожиданно высокую доброкачественность, приближающуюся к соответствующим показателям корневища.
В условиях культуры бадан мирится с большим затенением, не понижая при этом заметно таннидности, правда, давая меньший прирост зеленых органов; однолетние саженцы реагируют на легкое затенение даже положительно, лучше и скорее укрепляясь к грунту.
Пробы листвы с особей, несущих цветочные стрелки, точно так же, как листья, взятые для анализа во время цветения, не показали чувствительного понижения таннидов и, кроме того, прирост листовой массы у цветущих экземпляров мало отличается от тех, у которых цветочная стрелка удалялась. Отмирающие старые листья и даже мертвые, не подвергавшиеся выщелачивающему действию атмосферных осадков, почти полностью сохраняли обычную для растущих листьев таннидность.
Расстояние между растениями в рядах и в междурядьях лучше всего делать 50X50 см и на бедных питательными веществами почвах— 40X40 или 30X50 см. Среди всего семейства Saxifragaecae, куда относится бадан, имеется немало других видов и форм, особенностью которых является свойство накапливать дубящие вещества в своих органах. Отметим особо Saxifraga Iigulata Wall., в корнях которого содержится около 15% дубящих веществ, галловая кислота, глюкоза (5 —6%), слизи, воск и др.
Помимо дубящих веществ бадан содержит в корнях кристаллйческое красящее вещество бергенин, арбутин (10 — 12 ,), крахмал, сахара и др.; зольный остаток составляет — 5-6%.