дуб

Д У Б.—Quercus pedunculate. Ehrfa. Дубовые насаждения в России составляют около 6,5 млн. га с общей древесной массой годичной нормальной лесосеки около 4,5 млн. Количество дров в годичной лесосеке дубовых насаждений превышает 3,0 млн, куб. м.
Детальные подсчеты по отдельным районам показывают что за вычетом из дровяной лесосеки части фаута, а также ее запаса, соответствующего невовлеченным в эксплоатацию площадям насаждений, экстрактовая промышленность могла бы иметь сырьевую базу в размере около 1,0 млн. куб. м, что соответствовало бы производству 60.000 т таннидов.
Однако, более конкретный и хозяйственный анализ действительного положения вещей значительно снижает эти возможности. Прежде всего расчленение годичного отпуска на деловую и дровяную производилось по старым сортиментным таблицам, какие в настоящее время совершенно устарели, в особенности в отношении такой дефицитной породы, какой является дуб. Расширение в несколько раз против довоенного внутреннего потребления дубовых строительных материалов и дефицит дубовой древесины и дубовых поделочных материалов на мировом рынке ставят на очередь дня осуществление строжайшей рационализации в деле использования дубовой древесины, что в ближайшие же годы неизбежно сократит категорию дровянного сортимента.

Это обстоятельство уже имеет место в связи с пониженной кондицией на поделочные дубовые сортименты как внутри России, так и на мировом рынке (паркетные фризы, клепка). Дубовая древесина содержит 3—5% дубильных веществ; использованию в экстрактовом производстве подлежит исключительно здоровая древесина, причем отдубина обычно является отбросом и используется лишь частью как отопительный материал в паросиловом хозяйстве завода. Перспективные соображения экстрактовой промышленности имеют в виду возможность получения экстрактов в России из дуба в размере около 30.000 т таннидов, на что потребовалось бы 500.000 куб. м здоровой древесины. Мы полагаем, что и это количество в перспективе очередного пятилетия должно быть сокращено, а, следовательно, необходимо заранее предусмотреть переход части строящихся и выстроенных заводов по выработке древесины дуба на другие источники сырья, до истечения амортизационного срока существования завода. Прочность сырьевой дубовой базы зависит исключительно от повышения полезного выхода продукции и, следовательно, от того, как экстрактовая промышленность быстро переключится на комбинированный тип строительства заводов по использованию древесины дуба в целом. В этом случае есть полное основание утверждать, что количество ТН за счет дуба страна может иметь не менее 30.000—40.000 т.
Высокая стоимость дубовых экстрактов находит свое объяснение исключительно в нерациональном использовании дуба только для получения экстракта, тогда как экстрагированная древесная масса могла бы быть использованной па выработку лучших сортов бумаги, может быть даже вискозной массы, или же на прессованные поделочные ассортименты. Использование дуба может и должно производиться не так расточительно, как это имеет место в экстрактовом производстве в настоящее время.
Дубильные вещества в дубе образуются не в одном каком- либо органе или части растения; и листья, и кора, и древесина, и корни, словом все растение в целом обладают способностью образовывать вещества, имеющие дубящие свойства. Характер этих соединений и, в частности, дубильные качества, помимо общих признаков и свойств имеют и различия: дубящие вещества коры отличны от дубящих веществ древесины настолько, что говорить о локализации таннидообразования в каких-либо одних тканях не приходится.
Основным источником сырьевых баз экстрактовых заводов является Quercus pedunculata; его качественные и количественные показатели в отношении таннидности можно видеть по результатам 523 анализов модельных деревьев, взятых на пробных площадях в характерных насаждениях, со специальной целью определить эти показатели для эксплоатационного возраста местных дубовых хозяйств: Зависимость таннидности от географического распространения дубовых насаждений не выяснена в достаточной степени. Из приведенной выше сводки мы убеждаемся, что наивысшая таннидность характерна для дубрав Белоруссии, затем Украины; среднее место занимают показатели Пензенского и Мордовского округов и ЦЧО и худшие качества относятся к дубравам Башкирии и Сев. Кавказа. Из всего этого можно заключить, что таннидность дуба понижается с распространением его с запада на восток; таннидный минимум отмечен для Приморских Дальневосточных насаждений (около 2%). Данное указание может найти подтверждение в общем нарастании в этом же направлении признаков континентальности климата. Следовательно, можно предполагать, что районы с мягким и ровным климатом более благоприятствуют накоплению ТН в дубе чем континентальные.
С настоящим выводом находится в противоречии факт пониженной таннидности в Черноморских дубовых насаждениях. Однако, Черноморские массивы, точно так же как и Приморские дубовые леса Дальнего Востока находятся в особых условиях и их состояние оставляет за ними права на исключение (зараженность грибковыми вредителями).
На Украинском Кожевенном заводе в течении двух лет производилась точная регистрация таннидности отдельных партий дубового сырья, полученных из известных заводу районов Белоруссии. Результаты этой опытной работы дают возможность утверждать, что таннидность дуба заметно понижается при его распространении с юга на север. Для районов расположенных между 48—50° сев. шир. показатели таннидности в ряде пунктов соответствовали приблизительно 6% и между 50—52° сев. шир.—4,5%. Всего было принято на учет свыше 10 районов.
Характеристика таннидности по возрасту выведена нами по результатам 250 анализов 70 модельных деревьев, причем почти в каждой модели производилось 3 анализа: Как видно из сводки, содержание дубящих веществ в древесине дуба находится в прямой зависимости от возраста, причем даже 160—180-летние деревья могут быть использованы для получения из них экстрактов, к тому же отличающихся наивысшей доброкачественностью.
Таннидность колеблется в широких пределах по высоте деревьев в разных классах возраста; однако, точно выявлено, что минимум дубящих веществ относится к комлю и максимум к верхним частям ствола. Показатели недубящих веществ, также повышаются от комля к верхушке, количество дубящих веществ в ветвях и побегах близко (в процентном отношении) к комлю, доброкачественность же полученных из них экстрактов к соответствующим показателям вершины. Приводим сводку анализов; Наибольшее количество ТН содержит сердцевина (5—9%); заболонь имеет всего лишь 1—2%.
В низкоствольных хозяйствах, в насаждениях порослевого происхождения наиболее благоприятный возраст для получения дубящих веществ 50—60 лет и в высокоствольных хозяйствах 140—160 лет. Количество ТН не обнаруживает такой же правильности в зависимости от возраста; их максимум отмечен в 3, 7 и 8-м классах возраста.
Насаждения порослевого происхождения имеют худшие показатели, достигая минимума в поименных дубравах. В низких классах бонитета таннидность заметно понижается, если, конечно, насаждения не заражены грибковыми вредителями.
Для выяснения влияния условий произрастания на содержание дубящих веществ нами были специально заложены пробные площади в Джубском лесничестве Черноморского района в I, II, III и IV классах бонитета, для возраста в 70—75 лет и выделены здоровые модельные деревья в этом же возрасте для таксометрических измерений и анализов. Пробы для анализа брались в трех местах от комля, от середины и от вершины дерева. В первом классе бонитета были заложены 2 пробные площади и выделены 3 модели; во втором -5 пробных площадей и 6 моделей; в третьем —2 пробные площади и 2 модели и в четвертом —5 моделей на двух площадях.
Все условия опыта как в полевых, так и лабораторных условиях были обставлены так, что если и оставались какие- либо неучтенные моменты, точно также если и были допущены какие-либо погрешности, то все они в одинаковой мере распространялись на все четыре варианта, хотя конечно, этим и не устранялась возможность различного влияния одних и тех же погрешностей на результаты опыта в разных объективных условиях.
Как видим, среднее содержание дубящих веществ в растениях одного и того же возраста почти не изменяется в зависимости от условий произрастания. Возрастание НТ с ухудшением производительности местных условий имеет ярко выраженную форму; если их количество в I классе бонитета приравнять к 100, то соответствующие показатели для II III и IV классов составят 118,5, 129,6 и 137,0. Показатели роста для растворимых веществ с ухудшением условий произрастания составляют: I класс—100,0 во II—108,1, в III—111,1 и в IV—108,1. Доброкачественность (отношение дубящих веществ к растворимым) в худших условиях роста ниже, чем в I и во II классах бонитетов.
Таким образом, мы приходим к заключению, что таннидность и деревьях одного возраста, хотя бы и в разных условиях произрастания, в общих чертах, имеет сходные показатели. Конечно, мы допускаем, как уже отмечалось, что одни и те же погрешности в разных классах бонитета могли обусловить разные последствия. Опыт имел в виду выяснить не более как наличие общего результата, оставляя вопрос о более исчерпывающей характеристике всех обстоятельств до более точно обставленного эксперимента.
Не без интересно отметить зависимость содержания дубящих, веществ от возраста, выявленную в том же лесном массиве. Приводим средние тройные анализы 20 моделей, взятых на 4 пробных площадях в насаждениях III класса бонитета. В возрасте 55—65 лет взято шесть моделей, из которых не в 58 и 59 лет и остальные— свыше 60, так что вся группа ближе к IV, чем к III классу возраста. Учитывая это обстоятельство при сравнении последней сводки в части ТН со средними данными возрастной характеристики дуба в связи с таннидностью (см. выше) мы приходим к выводу, что в общих чертах вышеприведенная сводка может служить придержкой для плановых и других построений, конечно, с коррективом на среднюю таннидность в данном районе, выведенную на основании большого количества анализов (см. выше).
К таким же выводам мы приходим и на основании сравнений показателей, выявленных в других массивах и районах. Что же касается динамики НТ в последней сводке, то здесь отчетливо выявлена их зависимость от содержания дубящих веществ, чего в общесоюзной сводке не наблюдается. Если бы мы ТН и НТ последней сводки положили в основу кривой, то при повороте одной из них на 180 градусов мы убедились бы в их параллельности. Следовательно, в данном районе при данном 1 возрасте и ТН и НТ обнаруживают повышение в пределах формулы: чем выше скачок ТН, тем медленнее— НТ и наоборот.
Как общее количество растворимых веществ, так и нетаннидов, повидимому, зависит в большей мере от климатических условий и от условия произрастания в широком смысле слова, чем от возраста.
Распределение содержания ТН в деревьях по толщине приводит нас к тому же заключению: способность дуба отлагать дубящие вещества с увеличением возраста тканей реализуется в повышенных показателях, хотя и без соблюдения строгой последовательности. Неоднократными химическими исследованиями, в том числе и образцов автора, установлено, что максимум таннидности относится не к центральной части сердцевины, а ближе к ее периферическим слоям. Приводим результаты анализа древесины дерева в VI кл. возраста: Опыт был поставлен в расчете на сравнение с результатами исследования Passler'a: Как видим, основное содержание результатов анализов совпадает.
В центральной части ядра (15 слоев) накопление танкидов шло после ( стижения деревом возраста 15 лет), так как в этом возрасте древесина дерев содержит всего лишь 1—2%. То же относится и ко всякой другой части сердцевины, когда- то отвечавшей понятию заболони. Чрезвычайно интересен, хотя и необъясним пока тот факт, что максимум ТН не совпадает и с периферическими слоями сердцевины, а относится к скрытым непосредственно за ними слоям, откуда как бы происходит „рассасывание" ТН как внутрь, так и во внешние части древесины. Результаты анализов наводят на мысль, что процесс конденсации фенольных оксикислот, приводящий к образованию дубящих веществ, успешнее осуществляется именно в этой части дерева. Это предположение бросает свет и на факт содержания минимальных количеств НТ в этих слоях.
Характерно то обстоятельство, что количества НТ в заболони и в центральной части ядра совпадают; процесс превращения тканей дерева в сердцевину как бы сохранил одно из свойств молодой ткани, хотя такое предположение не может претендовать на правдоподобность, поскольку место отложения максимальных количеств ТН с возрастом дерева перемещалось к периферии, с одновременным ростом таннидности этого слоя.
Отмеченные правильности в отношении накопления ТН п древесине в радиальных направлениях одинаково относятся ко всем частям ствола, с той лишь разницей, что в направлении от комля к вершине наблюдается уменьшение таннидности во всех слоях, причем кривая падения таннидности для одних отдельных слоев в общем повторяет кривые, выделенные для других.
Образование дубильного комплекса и накопление ТН сердцевинной части дерева, повидимому, происходит иа месте их обнаружения за счет менее окисленных и менее конденсированных соединений по мере „замуровывания" старых слоев более новыми. Оптимальные условия конденсации совпадают со срединными частями радиуса в большей мере, чем с периферическими; нарастание благоприятных условий происходит с ростом дерева, с его возрастом.
Характерно, что и в коре максимальное количество ТН содержится не в периферических и не во внутренних частях, а в местах, соприкасающихся непосредственно с камбиальным и прикамбиальным слоем. Прослежено это было с достаточной точностью в лиственнице; в дубе, в связи с особым строением коры, а также вследствие нестойкости (быстрая окисляемость) ТН, содержащихся во внутренних слоях коры, проследить эту особенность весьма трудно; как бы ни был хорошо обставлен опыт, трудно было бы избежать сомнений в соответствии полученных данных с действительностью.
В заключение отмечаем, что до сих пор не удалось подметить определенного постоянства в таннидности отдельных ботанических разновидностей дуба; выявлено, что монгольский (Q. mongolica Fisch) и каштанолистный (Q. castanaefolia Меу) дубы содержат минимальное количество ТН, вызывающее сомнение в целесообразности использования их на экстракты. Приморские насаждения летнего и даурского дуба, повидимому, содержат меньше ТН, чем континентальные.
ЗИМНИЙ ДУБ