На кол сажать


Посажение на кол

Посажение на кол широко применялось ещё в Древнем Египте и на Ближнем Востоке. Первые упоминания относятся к началу II тысячелетия до н. э. Особое распространение казнь получила в Ассирии, где посажение на кол было обычным наказанием для жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в поучительных целях сцены этой казни часто изображались на барельефах. Применялась эта казнь по ассирийскому праву и в качестве наказания женщин за аборт (рассматривался как вариант детоубийства), а также за ряд особо тяжких преступлений. На ассирийских рельефах встречаются 2 варианта: при одном из них приговорённому протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через анус. Казнь широко применялась в Средиземноморье и на территории Ближнего Востока по меньшей мере с начала II тысячелетия до н. э. Эта мера применялась в Мидии. Известна она была и римлянам, хотя распространения в Древнем Риме не получила, в противовес распятию

На протяжении большой части средневековой истории казнь посажением на кол была очень распространена на Ближнем Востоке, где являлась одним из основных способов мучительной смертной казни.

Посажение на кол было довольно распространено в Византии, например Велизарий подавлял мятежи солдат, сажая зачинщиков на кол.

По распространенной легенде особой жестокостью отличился румынский правитель — правильнее, валашский господарь — Влад Це́пеш —( Влад Дракула, Влад Колосажатель, Влад Кололюб, Влад Пронзитель). По его указанию жертв насаживали на толстый кол, у которого верх был закруглён и смазан маслом. Кол вводился во влагалище (жертва умирала практически в течение нескольких минут от обильного маточного кровотечения) или анус (смерть наступала от разрыва прямой кишки и развившегося перитонита, человек умирал в течение нескольких дней в страшных муках) на глубину нескольких десятков сантиметров, потом кол устанавливался вертикально. Жертва под воздействием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порой наступала лишь через несколько дней, так как округлённый кол не пронзал жизненно важные органы, а лишь входил всё глубже в тело. В некоторых случаях на колу устанавливалась горизонтальная перекладина, которая не давала телу сползать слишком низко, и гарантировала, что кол не дойдёт до сердца и иных важнейших органов. В таком случае смерть от потери крови наступала очень нескоро. Обычный вариант казни также был очень мучительным, и жертвы корчились на колу по несколько часов.

Кровожадную изощрённость валашского воеводы европейцы иногда воспринимали в качестве некоей восточной экзотики, неуместной в «цивилизованной» державе. Например, когда Джон Типтофт, граф Вустер, вероятно, наслушавшись во время дипломатической службы при папском дворе об эффективных «дракулических» методах, стал сажать на кол линкольнширских мятежников в 1470 году. Впоследствии его самого казнили за (как гласил приговор) поступки, «противные законам данной страны»

Тем не менее, посажение на кол порой применялось и в странах Европы. В Швеции XVII века оно использовалось для массовых казней членов сопротивления в бывших датских провинциях на юге страны (Скания). Как правило, шведы втыкали кол между позвоночником и кожей жертвы, и мучения могли длиться до четырёх-пяти дней, пока не наступала смерть.

Посажение на кол до XVIII века применялось на территории Речи Посполитой, особенно во время борьбы с казачеством, а также в странах и владениях, входивших в состав Османской империи.

Испанские конкистадоры сажали на кол пленных и даже лидеров индейцев во время конкисты, так например был казнён вождь арауканов Кауполикана.Испанская инквизиция также применяла посажение на кол в качестве орудия пытки, но редко использовала в качестве орудия казни, предпочитая традиционное сожжение заживо, как более эффективный способ в борьбе за веру.

На Руси применялась при Иване Грозном.

В 1614 году в Москве на кол был посажен атаман донских казаков, один из виднейших предводителей казачества в эпоху Смуты Заруцкий.

По свидетельствам современников Петра I, в частности австрийского посланника Плейера, именно таким способом расправился российский император со Степаном Глебовым, любовником своей сосланной в монастырь жены Евдокии.

Схожая казнь пользовалась немалой популярностью в Южной Африке. Зулусы использовали казнь для воинов, проваливших выполнение своих заданий или продемонстрировавших трусость, а также для ведьм, чары которых угрожали правителю и единоплеменникам. В зулусском варианте казни жертву ставили на четвереньки и потом забивали ей в задний проход несколько палок длиной 30-40 см. После этого жертву оставляли умирать в саванне

pikabu.ru

Сажание на кол

По приказу народного комиссара солдаты Красной армии повесили и насадили на кол польского капитана Рожинского. 1917 г. Фото «Сигма». «Иллюстрасьон».

Казнь на колу — «одна из самых ужасных казней, порожденная человеческой жестокостью», как определяет ее «Большая энциклопедия XIX века», — состоит в забивании кола в тело приговоренного. Чаще всего кол вводили через задний проход и оставляли жертву умирать.

Такая казнь, особенно популярная на Востоке и в Азии, применялась повсеместно: в Африке, Центральной Америке и даже в Европе, в славянских странах и германских племенах Карла Пятого, где кодекс Каролины предусматривал сажание на кол для матерей, виновных в детоубийстве. В России сажали на кол вплоть до середины XVIII века. В XIX веке сажание на кол по-прежнему практиковали в Сиаме, Персии и Турции, где в 30-х годах такого рода казни совершались публично.

Казнь на колу. Гравюра из «De Сгuсе» Юстуса Липсия. Частн. кол.

В Законе Ману, древнем своде религиозных и гражданских законов индийского общества, среди семи видов смертной казни сажание на кол занимало первое место. Ассирийские правители прославились, приговаривая к смерти на колу повстанцев и побежденных. Упоминаемый Гастоном Масперо Ашшурнасирпап писал: «Я повесил трупы на столбы. Некоторых я насадил на верхушку столба…, а оставшихся — на колы вокруг столба».

Персы также питали особую привязанность к этому виду смертной казни. Ксеркс, взбешенный непокорностью царя Леонида, который с тремястами спартанцами пытался преградить в Фермопилах путь персидской армии, приказал посадить греческого героя на кол.

Техника сажания на кол во всем мире была практически идентична, за исключением нескольких деталей. Некоторые народы, в том числе ассирийцы, вводили кол через живот, а выводили через подмышку или рот, но такая практика не получила широкого распространения, и в подавляющем большинстве случаев деревянный или металлический кол вводили через анус.

Приговоренного клали на живот на землю, разводили ноги и либо закрепляли их неподвижно, либо их держали палачи, руки пригвождали к земле копьями, или связывали за спиной.

В некоторых случаях в зависимости от диаметра кола анус предварительно смазывали маслом или надрезали ножом. Палач обеими руками втыкал кол так глубоко, как мог, а потом загонял его внутрь с помощью дубины.

Здесь открывался широкий простор для фантазии. Иногда в кодексах или приговорах уточнялось, что кол, введенный в тело на пятьдесят — шестьдесят сантиметров, нужно поставить вертикально в заранее подготовленную лунку. Смерть наступала чрезвычайно медленно, и приговоренный испытывал неописуемые мучения. Изощренность пытки заключалась в том, что казнь совершалась сама собой и более не требовала вмешательства палача. Кол все глубже проникал в жертву под действием ее веса, пока наконец не вылезал из подмышки, груди, спины или живота в зависимости от заданного направления. Иногда смерть наступала спустя несколько дней. Случаев, когда агония длилась больше трех дней, было предостаточно.

Точно известно, что кол, введенный через анальное отверстие и вышедший из живота, убивал медленнее, чем вышедший из груди или горла.

Нередко кол вбивали молотком, протыкая тело насквозь, задача палача в данном случае заключалось в том, чтобы он вышел изо рта. Помимо физических данных приговоренного, длительность агонии зависела от типа кола.

В некоторых случаях кол, вводимый в анальное отверстие, был хорошо заострен. Тогда смерть наступала быстро, поскольку он легко разрывал органы, вызывая внутренние повреждения и кровотечения летального характера. Русские обычно целили в сердце, что удавалось не всегда. Многие историки рассказывают, что один боярин, посаженный на кол по приказу Ивана IV, промучился целых два дня. Любовник царицы Евдокии после двенадцати часов, проведенных на колу, плюнул в лицо Петру I.

Персы, китайцы, бирманцы и жители Сиама заостренному колу предпочитали тонкий с закругленным концом, наносивший минимальные повреждения внутренним органам. Он не протыкал и не разрывал их, а раздвигал и оттеснял, проникая вглубь. Смерть оставалась неотвратимой, но казнь могла продлиться несколько дней, что с точки зрения назидательности было весьма полезно.

На колу с закругленным наконечником казнили Сулеймана Хаби в 1800 году за то, что он зарезал кинжалом генерала Клебера, главнокомандующего французскими войсками в Египте после отплытия Бонапарта во Францию.

Сажание на кол в Персии. Гравюра. Частн. кол.

Возможно, это единственный в истории случай, когда западная юриспруденция прибегла к такому способу казни. Французская военная комиссия отступила от военного кодекса в пользу обычаев страны. Казнь прошла при большом стечении народа на эспланаде Каирского института при участии французского палача Бартелеми, для которого это был первый опыт подобного рода. Он справился с задачей сравнительно успешно: перед тем как приступить к забиванию молотком железного кола, счел необходимым надрезать анус ножом. Сулейман Хаби бился в агонии четыре часа.

Китайский способ насаживания на кол, как всегда, отличался особой изощренностью: в анальное отверстие забивали бамбуковую трубку, через которую внутрь вводили раскаленный на огне железный прут.

Кстати говоря, именно так казнили английского короля Эдуарда II, чтобы выдать его смерть за естественную. Раскаленный прут ввели в его тело через полый рог. Мишле пишет в «Истории Франции»: «Труп выставили на всеобщее обозрение… На теле не было ни единой раны, но люди слышали крики, и по обезображенному мукой лицу монарха было понятно, что убийцы подвергли его ужасной пытке».

Казнь на колу. Гравюра из «De Сгuсе» Юстуса Липсия. Частн. кол.

На Востоке этот способ казни часто использовали для устрашения, сажая на кол пленников у стен осажденного города, чтобы посеять ужас в душах горожан.

Подобными акциями устрашения особенно славились турецкие войска. К примеру, именно так они действовали у стен Бухареста и Вены.

В результате восстания в Марокко около середины XVIII века бухарцев, знаменитой «черной гвардии», состоявшей из купленных в Судане негров, на кол были посажены несколько тысяч мужчин, женщин и детей.

В те же годы в Дагомее девушек приносили в жертву богам, насаживая вагиной на заостренные мачты.

В Европе сажания на кол были популярны во время религиозных войн, особенно в Италии. Жан Лежер пишет, что в 1669 году в Пьемонте дочь нотабля Анну Шарбонно де ля Тур насадили «причинным местом» на пику, и эскадрон палачей пронес ее через город, скандируя, что это их флаг, который в конце концов они воткнули в землю у пересечения дорог.

Во время войны в Испании наполеоновские войска сажали на кол испанских патриотов, те платили им тем же. Гойя запечатлел эти ужасные сцены в гравюрах и рисунках.

В 1816 году, после бунта, закончившегося убийством более пятнадцати тысяч человек, султан Махмуд II ликвидировал корпус янычаров. Многих обезглавили, но большинство подверглось казни на колу.

Ролан Вильнев пишет, что в 1958 году дядя иракского короля, известный своими гомосексуальными наклонностями, «был посажен на кол, дабы кара настигла его через место его греха».

Следующая глава

history.wikireading.ru

Посажение на кол - это... Что такое Посажение на кол?

Посажение на кол (Ассирийский рельеф)

Посаже́ние на́ кол — вид смертной казни, при которой приговорённого насаживали на вертикальный заострённый кол. В большинстве случаев жертву насаживали на кол на земле, в горизонтальном положении, а потом кол устанавливали вертикально. Иногда жертву насаживали на уже поставленный кол.

История

Древний мир

Посажение на кол широко применялось ещё в Древнем Египте и на Ближнем Востоке. Первые упоминания относятся к началу II тысячелетия до н. э. Особое распространение казнь получила в Ассирии, где посажение на кол было обычным наказанием для жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в поучительных целях сцены этой казни часто изображались на барельефах. Применялась эта казнь по ассирийскому праву и в качестве наказания женщин за аборт (рассматривался как вариант детоубийства), а также за ряд особо тяжких преступлений. На ассирийских рельефах встречаются 2 варианта: при одном из них приговорённому протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через анус. Казнь широко применялась в Средиземноморье и на территории Ближнего Востока по меньшей мере с начала II тысячелетия до н. э. Известна она была и римлянам, хотя особого распространения в Древнем Риме не получила.

Средние века

Посажение на кол в румынских хрониках

На протяжении большой части средневековой истории казнь посажением на кол была очень распространена на Ближнем Востоке, где являлась одним из основных способов мучительной смертной казни.

Посажение на кол было довольно распространено в Византии, например Велизарий подавлял мятежи солдат, сажая зачинщиков на кол.

По распространенной легенде особой жестокостью отличился румынский правитель Влад Це́пеш (рум. Vlad Ţepeş — Влад Дракула, Влад Колосажатель, Влад Кололюб, Влад Пронзитель[1]). По его указанию, жертв насаживали на толстый кол, у которого верх был закруглён и смазан маслом. Кол вводился во влагалище (жертва умирала практически в течение нескольких минут от обильного маточного кровотечения) или анус (смерть наступала от разрыва прямой кишки и развившегося перитонита, человек умирал в течение нескольких дней в страшных муках) на глубину нескольких десятков сантиметров, потом кол устанавливался вертикально. Жертва под воздействием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порою наступала лишь через несколько дней, так как округлённый кол не пронзал жизненно важные органы, а лишь входил всё глубже в тело. В некоторых случаях на колу устанавливалась горизонтальная перекладина, которая не давала телу сползать слишком низко, и гарантировала, что кол не дойдет до сердца и иных важнейших органов. В таком случае смерть от потери крови наступала очень нескоро. Обычный вариант казни также был очень мучительным, и жертвы корчились на колу по несколько часов.

Сказание о Дракуле-воеводе:

Царь же велми разсердити себе о том и поиде воинством на него и прииде на него со многими силами. Он же, собрав елико имеаше у себе войска, и удари на турков нощию, и множество изби их. И не возможе противу великого войска малыми людьми и възвратися.

И кои с ним з бою того приидоша, и начат их сам смотрити; кои ранен спреди, тому честь велню подаваше и витязем его учиняше, коих же сзади, того на кол повеле всажати проходом, глаголя: «Ты еси не муж, но жена».

Кровожадную изощрённость валашского воеводы европейцы иногда воспринимали в качестве некоей восточной экзотики, неуместной в «цивилизованной» державе. Например, когда Джон Типтофт, граф Вустер, вероятно, наслушавшись во время дипломатической службы при папском дворе об эффективных «дракулических» методах, стал сажать на кол линкольнширских мятежников в 1470 году, его самого казнили за — как гласил приговор — поступки, «противные законам данной страны».

Новое время

Тем не менее, посажение на кол порой применялось и в странах Европы. В Швеции XVII века оно использовалось для массовых казней членов сопротивления в бывших датских провинциях на юге страны (Скания). Как правило, шведы втыкали кол между позвоночником и кожей жертвы, и мучения могли длиться до четырёх-пяти дней, пока не наступала смерть.

Посажение на кол до XVIII века применялось на территории Речи Посполитой, особенно во время борьбы с казачеством, а также в странах и владениях, входивших в состав Османской империи.

Испанские конкистадоры сажали на кол пленных и даже лидеров индейцев во время конкисты, так например был казнен вождь арауканов Кауполикана.[источник не указан 870 дней] Испанская инквизиция так же применяла посажение на кол в качестве орудия пытки, но редко использовала в качестве орудия казни, предпочитая традиционное сожжение заживо, как более эффективный способ в борьбы за веру.[источник не указан 870 дней]

На Руси применялась при Иване Грозном.

По свидетельствам современников Петра I, в частности австрийского посланника Плейера, именно таким способом расправился российский император со Степаном Глебовым, любовником своей сосланной в монастырь жены Евдокии.

Схожая казнь пользовалась немалой популярностью в Южной Африке. Зулусы использовали казнь для воинов, проваливших выполнение своих заданий или продемонстрировавших трусость, а также для ведьм, чары которых угрожали правителю и единоплеменникам. В зулусском варианте казни жертву ставили на четвереньки и потом забивали ей в задний проход несколько палок длиной 30-40 см. После этого жертву оставляли умирать в саванне.[2]

Примечания

  • Музей истории телесных наказаний©
  • Энциклопедия орудий смерти

dic.academic.ru

За что на Руси сажали на кол, а за что кипятили в масле

Казнили на Руси издавна, изощренно и мучительно. Историки по сей день не пришли к единому мнению о причинах появления смертной казни.

Одни склоняются к версии продолжения обычая кровной мести, другие отдают предпочтение византийскому влиянию. Каким же образом на Руси расправлялись с теми, кто преступил закон?

Это вид казни был весьма распространен в Киевской Руси. Обычно он применялся в тех случаях, когда требовалось расправиться с большим количеством преступников. Но были и единичные случаи. Так, например, киевский князь Ростислав разгневался как-то на Григория Чудотворца. Велел связать непокорному руки, накинуть на шею веревочную петлю, на другом конце которой закрепили увесистый камень, и бросить в воду. При помощи утопления казнили в Древней Руси и вероотступников, то есть христиан. Их зашивали в мешок и бросали в воду. Обычно такие казни происходили после сражений, в ходе которых появлялось много пленных. Казнь через утопление в отличие от казни через сожжение считалась для христиан самой позорной. Интересно, что спустя века большевики в ходе Гражданской войны использовали утопление в качестве расправы над семьями «буржуев», при этом приговоренным связывали руки и бросали в воду.

С XIII века этот вид казни обычно применялся по отношению к тем, кто преступил церковные законы – за хулу на Бога, за небогоугодные проповеди, за колдовство. Особенно ее любил Иван Грозный, который, к слову сказать, был весьма изобретателен в способах экзекуции. Так, например, он придумал зашивать провинившихся в медвежьи шкуры и отдавать их на растерзание собакам или сдирать кожу с живого человека. В эпоху Петра казнь через сожжение применялась по отношению к фальшивомонетчикам. Их, кстати, наказывали и еще одним способом – заливали в рот расплавленные свинец или олово.

Закапывание живьем в землю обычно применялось к мужеубийцам. Чаще всего женщину закапывали по горло, реже – только по грудь. Такая сцена превосходно описана Толстым в его романе «Петр Первый». Обычно местом для казни становилось людное место – центральная площадь или городской рынок. Рядом с еще живой казненной преступницей выставляли часового, который пресекал любые попытки проявить сострадание, дать женщине воды или немного хлеба. Не возбранялось, однако, высказывать свое презрение или ненависть к преступнице – плевать на голову или даже пинать ее. А еще желающие могли подать милостыню на гроб и церковные свечи. Обычно мучительная смерть приходила на 3–4 сутки, но в истории зафиксирован случай, когда некая Ефросинья, закопанная 21 августа, умерла только 22 сентября.

При четвертовании приговоренным отрубали ноги, затем руки и только потом голову. Так был казнен, например, Степан Разин. Планировалось таким же способом лишить жизни и Емельяна Пугачева, но ему сначала отрубили голову, а уж потом лишили конечностей. По приведенным примерам несложно догадаться, что подобный вид казни применяли за оскорбление царя, за покушение на его жизнь, за измену и за самозванство. Стоит заметить, что в отличие от среднеевропейской, например парижской, толпы, которая воспринимала казнь как зрелище и разбирала виселицу на сувениры, русские люди с состраданием и милосердием относились к приговоренным. Так, во время казни Разина на площади стояла гробовая тишина, нарушаемая только редкими женскими всхлипываниями. По завершении процедуры люди обычно расходились молча.

Кипячение в масле, воде или вине было особенно популярно на Руси во времена царствования Ивана Грозного. Приговоренного сажали в котел, наполненный жидкостью. Руки продевали в специальные вмонтированные в котел кольца. Затем котел ставили на огонь и начинали медленно подогревать. В результате человек варился заживо. Такую казнь применяли на Руси к государственным изменникам. Однако этот вид выглядит гуманно по сравнению с экзекуцией под названием «Хождение по кругу» – одним из самых лютых способов, применявшихся на Руси. Приговоренному вспарывали живот в районе кишечника, но так, чтобы он не скончался слишком быстро от потери крови. Затем изымали кишку, прибивали один ее конец к дереву и заставляли казненного ходить вокруг дерева по кругу.

Широкое распространение колесование получило в эпоху Петра. Приговоренного привязывали к закрепленному на эшафоте бревенчатому Андреевскому кресту. На лучах креста делали выемки. Преступника растягивали на кресте лицом вверх таким образом, что каждая его конечность лежала на лучах, а места сгибов конечностей – на выемках.  Палач железным ломом четырехугольной формы наносил один удар за другим, постепенно переламывая кости на сгибах рук и ног. Работа плача завершалась двумя-тремя точными ударами в живот, при помощи которых переламывался хребет. Тело разломанного преступника соединяли так, что пятки сходились с затылком, укладывали на горизонтальное колесо и в таком положении оставляли умирать. Последний раз такая казнь была применена на Руси к участникам Пугачевского бунта.

Подобно четвертованию посажение на кол применялось обычно к бунтовщикам или воровским изменникам. Так был казнен в 1614 году Заруцкий, сообщник Марины Мнишек. Во время казни палач вбивал молотком кол в тело человека, затем кол ставили вертикально. Казненный постепенно под тяжестью собственного тела начинал съезжать вниз. Через несколько часов кол выходил у него через грудь или шею. Иногда на колу делали перекладину, которая останавливала движение тела, не позволяя колу дойти до сердца. Этот метод значительно растягивал время мучительной смерти. Сажание на кол до XVIII века было очень распространенным видом казни среди запорожских казаков. Меньшие колы использовали для наказания насильников – им вбивали кол в сердце, а также в отношении матерей-детоубийц.

Что нужно знать о Малюте Скуратове

russian7.ru


Смотрите также